Уникальные учебные работы для студентов


Успенская инна Николаевна мосгу защита диссертации

Ее конечный пункт, до этого находившийся где-то за горизонтом, теперь начал, заметно приближаясь, все явственнее обозначаться в закатной дымке. Подобно пассажиру, при подъезде к конечной остановке приводящему в порядок свой багаж, я почувствовал необходимость провести инвентаризацию всего своего наличного достояния.

Прежде, когда возникала необходимость обратиться к прошлому, я нырял в его непрозрачную глубину, предаваясь длительным, изнурительным поискам нужных мне сведений, зрительных образов, суждений, и т. Найденное, после того, как оно было использовано, некоторое время продержавшись на поверхности памяти, потом снова погружалось в ее глубину. Теперь, пока еще не поздно, я решил надежно архивировать главное из того, что еще сохранилось в моей успенская инна Николаевна мосгу защита диссертации, по возможности придерживаясь хронологического принципа.

Итак, данный текст не является повествованием о времени — для этого я должен был бы выйти за пределы только своей памяти, обратившись к материалу Истории, — этого я не делал. Он, также, не является моим полным жизнеописанием — для него мне пришлось бы собрать архивные данные, документы, свидетельства современников, и т. Я лишь рылся в своих воспоминаниях, отделяя индивидуальное и ценное от пустой породы банальностей и общих мест, отбирая, на мой взгляд, самые яркие, отчетливые, значительные интересные образы, и, скрепя сердце, оставляя за бортом другие, чтобы не перегрузить Ноев ковчег.

Таким образом, известный произвол в отборе материала успенская инна Николаевна мосгу защита диссертации памяти является единственным, что раскрывает личность автора в ее современном состоянии. В передаче же самих образов я старался быть предельно точным, ничего в них не исправляя и ничего к ним не добавляя. Если здесь приводятся оценки происходившего, или комментарии к нему, они делаются с позиций того, ушедшего, времени.

Подводя итог, можно сказать следующее: По крайней мере, я старался. I Детство Успенская инна Николаевна мосгу защита диссертации Моих родителей свела вместе учеба в строительном институте.

Иначе они никогда бы не встретились успенская инна Николаевна мосгу защита диссертации слишком разными путями шли судьбы их семей.

Это обстоятельство, по мнению моего деда, Григория Федоровича Сенатова, и объясняло его фамилию. Все петровские нововведения старообрядцы считали кознями дьявола, поэтому, вместо кощунственной матерщины, в качестве ругательств использовали названия государственных институтов, например, Правительствующего Сената. Моего предка, часто в сердцах оравшего: Но по поводу происхождения этой, кстати, довольно распространенной фамилии, ономастика имеет другое мнение. Но бунтари старообрядцы, как правило, в крепостной зависимости не состояли.

Поэтому я выдвигаю другую версию: Эта версия тем более правдоподобна, что дед как-то намекал, что видел некое генеалогическое древо своих предков. В какие только тяжкие не пустишься, чтобы приписать себе дворянское происхождение! Достоверно же известно только то, что мой прадед, мещанин Федор Сысоевич Сенатов, жил в Сокольниках.

НОВОСТИ ПОРТАЛА

Сначала он, как грамотный мужик, предлагал неграмотным односельчанам свои услуги по составлению судебных прошений. Со временем, набираясь юридического опыта, он постепенно поднялся до положения судебного стряпчего.

В семидесятидвухлетнем возрасте, пережив двух жен, мой прадед женился в третий раз, и в этом браке родился мой дед и его младшая сестра. У моего деда рано обнаружились способности к рисованию, и он, получив высший балл на вступительном экзамене, поступил в Строгановское училище на живописное отделение, в класс Валентина Серова. Но там он проучился только один год. Умер его отец, и на деда легло бремя успенская инна Николаевна мосгу защита диссертации семьи.

Профессия художника не обеспечивала надежного постоянного дохода — для этого надо было стать архитектором. Поэтому, скрепя сердце, - Серов считал своего ученика подающим надежды, - дед перешел на архитектурное отделение. Днем он учился, а по ночам работал, как художник-оформитель: Для сна оставалось не больше 5 часов.

На старших курсах он стал делать проекты дач и вилл, что давало уже приличный заработок. В рассказах деда о периоде его учебы превалировала тема еды — плохим аппетитом он никогда не страдал, а средства были очень ограничены. Успенская инна Николаевна мосгу защита диссертации было поводом для шуток его соученика и приятеля - сына богатых армян Аршака Кандуралова.

Зная, что дед будет не в силах отказаться, Кандуралов приглашал его в ресторан, и заказывал множество разнообразных блюд. Когда трапеза подходила к концу, он вдруг исчезал. Потом дверь тихо закрывалась, после чего снова следовало мучительное ожидание, прерывавшееся новыми эпизодическими появлениями в двери кандураловской головы.

Часто дед вспоминал попечителя Строгановки князя Львова, величественного господина, приезжавшего в училище в карете. К своим сокурсникам - футуристам, и в том числе, к ходившему в желтой кофте Маяковскому он относился отрицательно: Наконец, дед получил диплом архитектора. Его приняли на частную фирму с очень хорошим довольствием: Вскоре, однако, он повздорил с хозяином.

Деда выгнали, и он устроился рядовым архитектором в Московскую Городскую Управу, где не было ни виллы, ни выезда, и зарплата была в разы меньше. В тринадцатом году он женился на моей бабушке Марии Алексеевне, уроженке Киева. Мой отец родился в начале четырнадцатого года, очень вовремя — благодаря ему дед не подлежал призыву на вскоре разразившуюся Успенская инна Николаевна мосгу защита диссертации Мировую войну. О революции семнадцатого года дед всегда отзывался резко отрицательно, хотя в царское время конформистом не.

Но воцарившийся вместо монарха хаос оказался много хуже. После захвата Москвы большевиками в ноябре семнадцатого года ошалевший от безнаказанности народ начал бессмысленно громить все и. Так, например, на Пресне в районе Трехгорной мануфактуры все улицы были покрыты изрезанной на куски тканью, в которую ноги погружались по щиколотку.

Направившись к его истоку, я вышел к большому зданию, как оказалось, складу роялей.

  • Например, вместо сахара выдавали сахарин, или дефицитное мясо заменяли более доступной красной икрой;
  • В этом участвовала вся семья;
  • Новый год встретила в компании со своим новым кавалером — Александром Бычковым, который был на шесть лет ее моложе;
  • Актриса почувствовала резкую боль, из-за чего не смогла выйти на поклоны.

Одно из окон на четвертом этаже было распахнуто; под ним, на тротуаре, валялась груда деревянных обломков с торчавшими наружу обрывками струн. В проеме окна появились несколько мужиков.

Они выставили через проем окна очередной рояль, который, качнувшись, рухнул. Прогулки по революционной Москве кончились тем, что однажды деда, одетого в инженерский мундир, повалили на землю, и принялись избивать ногами — он едва унес ноги. Пришлось переодеться в штатское. А дальше начались все прелести гражданской войны: По мере того, как дореволюционное прошлое уходило вглубь истории, в сознании деда оно становилось потерянным раем. Когда дед любовно, ностальгически рассказывал об этом времени, на его глазах наворачивались слезы… В конце гражданской войны деда мобилизовали и отправили в Ижевск на реконструкцию Ижмаша, знаменитого оружейного завода.

Там он занимался проектированием заводских корпусов. Выпускник архитектурного отделения Строгановского училища получал широкое образование, позволявшее работать, в том числе, инженером-строителем. Ижевск в то время был, по сути, большим селом, и жизнь в нем была вполне деревенская. Дед держал разную живность: Обязанностью моего отца был присмотр за свиньями. После голодных послереволюционных лет жизнь в Ижевске была если не изобильной, то сытной.

Образовалось и местное общество, успенская инна Николаевна мосгу защита диссертации от времени устраивавшее грандиозные пирушки, на которых самогон лился рекой. Во время одного из таких празднеств были организованы соревнования, похожие на античные гонки на колесницах: Дед тоже принял участие в успенская инна Николаевна мосгу защита диссертации гонках.

У него были неплохие шансы придти к финишу первым, когда телега попала на большой ухаб, вышвырнув деда на землю. Так как он вовремя не выпустил вожжи, его в воздухе развернуло, и он приземлился на голову. Голова, однако, оказалась крепкой, и все обошлось. В двадцать шестом срок командировки деда закончился, и он вернулся в Москву, в дом, построенный в Сокольниках его отцом.

В Москве судьба свела его с Михаилом Ивановичем Мотылевым, братом известного московского архитектора, который сказал деду: Что вы хотите за нее получить: Сейчас невозможно выяснить, сколько и какие здания он спроектировал; достоверно известно лишь, что им построены корпуса больницы на Соколиной горе. Он в большом количестве покупал самые дорогие продукты: Он купил себе и моему отцу латвийские велосипеды Ehrenpreis, что тогда считалось неслыханной роскошью! Но жили они в деревянном доме, в котором зимой приходилось раздеваться до пояса, но ходить в валенках, - так жарко было наверху, и успенская инна Николаевна мосгу защита диссертации холодно внизу.

Отец рос болезненным ребенком, но учился хорошо: То же самое повторилось и в МВТУ, и вообще везде, пока отец не добрался до строительного института, где правила приема были аналогичные, но пролетарии этим ВУЗом побрезговали, оставив шанс на поступление выходцам из других, низших слоев общества, чем отец и воспользовался.

Мой дед с материнской стороны, Сергей Матвеевич Моргунов, до революции жил в Москве, работая чиновником средней успенская инна Николаевна мосгу защита диссертации. Его супруга, бабушка Мария Николаевна нарожала десять человек детей, но четверо из них умерли от разных болезней.

После смерти последнего ребенка, в шестнадцатом году, дед ради детей решил перебраться в место с более здоровым климатом — в Крым, в Симферополь. Больше никто не умирал, но вскоре на семью, да и на всю страну свалилось катастрофическое бедствие — революция и гражданская война. Если воспоминания матери о дореволюционном детстве были проникнуты ощущением счастья — паломничества в близлежащий монастырь в церковные праздники, походы в горы за ягодами, поездки к морю, - то годы революции запомнились ей только весьма невеселыми эпизодами, вроде путешествий в сельские районы для обмена одежды на еду.

Так как проникнуть в набитые пассажирами вагоны подчас было невозможно, ездить приходилось на вагонных крышах. Чтобы дети не упали, бабушка привязывала их веревками к вентиляционным трубам. Однажды, во время такой поездки с ноги матери соскочила и безвозвратно пропала туфля. Продиктованные нуждой, такие поездки совершались и в дождь, и в зимний холод.

Из других событий успенская инна Николаевна мосгу защита диссертации лет матери запомнился приезд в Крым генерала Деникина, встречать которого высыпало на перрон множество народа: Еще один эпизод относится ко времени смены власти.

Семья затаилась дома; со всех сторон слышны звуки выстрелов.

Минуты, часы, дни и годы жизни простого московског

Вдруг на опустевшей улице появляется бегущий человек в форме белого офицера. Его рука перевязана, лицо бледно. Он с мольбой смотрит в лицо моего деда. Дед берет офицера под руку, проводит через дом, и через черный ход выводит на соседнюю успенская инна Николаевна мосгу защита диссертации. Тут же на улице, топоча сапогами, появляется группа красных.

VK
OK
MR
GP